Tags: доброе утро

меня пень звали

давно думаю

выпускать в России журнал "Эсквайр" - все равно, что выпускать журнал "Гугенот". такая же примерно соотннесенность с реальностью; мало кому до конца ясно, кто это вообще такие, но разумеется, что были они давно и не у нас.
жизнь побила

старческий максимализм

стоило нам выписать журнал "Maxim", как там начало твориться что-то макабрическое. в первом номере была какая-то стремная девка из "Очень смешного кино" (зато внутри, правда, к заметке про это самое кино, был отличный портрет Бульдога-Харламова). обложку февральского украсила целая россыпь ассиметричных страшил из "Фабрики звезд" (внутри, впрочем, был Лимонов в обнимку с металлической скульптурой Чужого). сегодня достаю апрельский журнал - а там певица Валерия. пергидрольная, мосластая и отталкивающая. внутрь еще не смотрела. заранее думаю - кто следующий? Надежда Бабкина? Дмитрий Харатьян? хотелось бы морально подготовиться.
мы друзья

повяжем галстуки зеленые

привет. новостей немного. проводила вчера Алину в Гамбург, постояла в золотой пыли. увидела ее впервые с позапрошлой осени, кстати. так вышло. Чернов притащил видеокамеру, снимает Петю с пальцами во рту и меня с банным халатом на туловище. начали третий сезон "Хауса". купила себе майку с пиксельартом и очки в Oxfam. ни разу до этого в Oxfam не была, вчера набрела на магазин. старье я люблю, поэтому пойду еще. фруктовые чаи Twinings разочаровали, сплошное каркаде. начала читать "Темные начала" Пулмана, как-то туго пока идет, но, думаю, разгуляюсь. получила по подписке первый номер Rolling Stone. мягко говоря, не в восторге. видела в титрах в передаче про животных человека по фамилии Katzmurzik. если и менять фамилию, то только на такую.
пойду-ка я гулять, вот только покажу вам майку и очки. Collapse )
черная душа

сбейте меня палкой

вы любите желтый чай? он из тех вещей, которые действуют на меня прямо-таки обсессивно. я могу его долго нюхать и долго пить, в сущности, по одной и той же причине - причине неуловимости. в его запахе - прелые листья, орехи, немножко базилика и еще что-то. все это складывается в достаточно ясную картину, пока банка с чаем у носа. но стоит ее убрать, воспоминание о запахе расслаивается и уплывает, из него выпадает одна нота и зияет, как пролом в заборе. невозможно не взять банку снова в руки - ну чтобы починить забор. начинаешь пить - та же история. вкус очень характерный, но чудовищно тонкий и летучий, к тому же изменяющийся к каждой последующей заварке.
я желтый чай поэтому редко пью, это испытание. и закусывать с ним обычным печенно-конфетным чаегонным набором не получается.
яудивляюсь

рад бы да не

я иной раз думаю - буду как все, напишу что-нибудь разнузданное.
а потом спохватываюсь - какое там, я же тормозная домохозяйка (есть desperate, так вот я наоборот). лучше уж мемуары или про еду.
так и завязаю в плену собственных ожиданий от самой себя. и оно, конечно, к лучшему. ну то есть наверное. наверняка.
а вы как вообще, ходите у себя на поводу? длинный повод?
яудивляюсь

cake. the rising

выхожу утром на кухню и спрашиваю С.А.:
- ты чего пирог на ночь не накрыл?
- а чего ты мне не напомнила?
- ну так это ты его захотел, ты его принес, ты его готовил, ты его резал. ты - шеф пирога, ты отвечаешь за его судьбу.
- он у меня воспитывается в спартанских условиях.
какой ужас

водомерки

"Message Чусовая", которую я прочила себе в утешители по скончании сладких блудей и мудей, с ролью пока не справляется. кучища просто блох, плохая редактура ("виден малозаметный камень", "высота бойца Высокого 51 метр, это самый высокий боец", постоянные смысловые неточности и провалы) и бормочущая интонация умного экскурсовода, которого все равно никто не слушает, все разбрелись фотографироваться и жевать былинки, а он стоит и сыплет названиями и датами себе под ноги. вот такой Иванов удовлетворяюще адекватен самому себе, украшающему серию этих дорогостоящих изданий в суперах с красивыми картинками - победитель кастинга на главную роль в эпопее "Юность Ильича". ну да ладно, все равно это единственная оставшаяся у меня бумажная книга, так что буду читать. может, на подольше хватит.