Tags: хозяйство

сейчас разберемся

так и оставим

единственная в доме кастрюля понадобилась, пришлось перелить петин суп в миксер. радуйся, Моше, вынужденное сожительство с тобой окажется мне в радость.
на кухне меня ждет свежий сабих, а я, как назло, есть вообще не хочу. ну вообще. как назло. а, еще в холодильнике есть потрясающая совершенно вещь, называется малаби. это что-то вроде брикета молочного киселя, который полагается заливать розовым вареньем и посыпать мелкой кокосовой и фисташковой крупкой. ем я малаби обычно поздно вечером, разумеется, умудряюсь вся вымазаться в варенье, липну потом к простыням и пахну розами зато.
посмотрю сейчас традиционную серию "Отчаянных домохозяек", которые к третьему сезону выродились в лютый трэш, но я все равно смотрю, страдать - так по всем фронтам.
меня пень звали

индийские йоги - кто они?

наконец-то можно обходиться без человеческих жертвоприношений. всего-то надо - поскакать и посвешиваться со второго этажа выходные напролет, отмыть до едкого блеска три (на четвертое ничего уже не хватило, даже тряпки разлезлись) окнища, и пожалуйста, ливень на следующий день обеспечен.
предотвратить это можно было только одним способом - положить в сумку зонт и ходить, ходить по улице.
сейчас разберемся

посвящения

встретила в метро Даниэля Ольмедило - чувака, который сильно помог нам с переездом в прошлом году. так старался, что разбил свой кпк - прищемил диваном. у нас тогда не было страховки, оплачивающей причинение вреда третьим лицам (после этого случая мы ее и завели), и косяк взял на себя Жюльенг (персонаж, уже знакомый читателям по ряду эпизодов). кстати, на рождение Петра черновские коллеги подарили нам денег в открыточке, а на открыточке расписались. Жюльен, проживший пару месяцев в РФ и знакомый с кириллицей, начертал детскими печатными буковками: "Жульень".
вот всегда у меня так, начинаю что-то рассказывать - и попадаю в сад расходящихся петек.
в общем, я была с коляской, Ольмедила туда заглянул, то-се, как, говорит, назвали. я отвечаю и добавляю - в честь Петера Долога (это второй чувак, помогавший нам с переездом. нам от него досталась стиральная машинка, диван, три шкафа, комод и стулья). так что, - продолжаю, - следующего сына назовем в честь тебя, вы же нам оба помогали.
Даниэль, похоже, поверил и растрогался. а я пошутила, конечно же. тут и без нас у всех русскоговорящих жителей Германии сыны - сплошь Даниэли, Габриэли и Кристианы. в магазине как-то передо мной радостно разобнимались две толстушки. "Галя, Галочка, - голосила одна фрикативно, - я слышала, ты сыночка родила, как назвала-то?" "Габриэльчег", - важно и не менее фрикативно отвечала Галочка.
а вчера С.А. принес в дом посудомоечную машину. нести ее ему помогал зануда с кудрями вокруг лысины - Гедеон. вот это клевое имя, на мой взгляд, безотносительно лысины и остального. так что будут у нас Пётр, Даниэль и Гедеон.

мама мне сообщила, что в детстве я обещала ей трех внуков - Васю, Петю и Гришу. я, что характерно, ничего такого не помнила на момент выбора имени, хотела только, чтобы не в честь родственников (харя треснет) и не особо популярное. а оно вон как.

посудомоечной машине же - осанна.
бесчувственное быдло

внекитайские церемонии

а сейчас я хотела бы поговорить о кухонных психозах. конечно, своих. тут две цели - предупредить (вооружить), ну и услышать что-нибудь интересное по теме от френдов.

1. я не выношу, когда за совместной трапезой кто-то начинает есть первым, когда еще не все уселись и готовы. все голодные, понятно, иначе бы не ели. но коллективное питание - дело в первую очередь социальное, а не усмиряющее желудочные соки.
2. меня трясет, когда я вижу в рецептах, которые люди выкладывают на люди или в своих дневниках, повороты типа: "вывалим это сюда", "а теперь запихайте ее сбоку" и прочие знаки пренебрежения к описываемому процессу. ничего простого и залихватского в приготовлении еды нет. ну или не должно быть. такое мое мнение.
3. нет такой меры - "на глаз". "по вкусу" еще ладно.
4. если вы приглашены на трапезу, вы обязаны хвалить повара. вне зависимости от того, понравилось ли вам блюдо (-а).
5. встав из-за стола, надо сказать "спасибо". не буркнуть, а четко и внятно поблагодарить.
6. я не воспринимаю цветную посуду на столе. только белую или стеклянно-прозрачную. к ободкам, впрочем, отношусь благосклонно.
7. есть и пить нужно только из посуды (не бутылки, не упаковки, не газетки). про "мало времени" я слышать не желаю. есть нужно приборами. про "удобнее так" лучше тоже оставить при себе.
8. посуду менять при перемене блюд. не обсуждается.
9. последний кусочек съедать нельзя. можно отрезать от него себе, и еще раз отрезать, пока не останется крошка. эту крошку лучше выбросить, но не съесть.
10. я не лягу спать, пока не вымою посуду.

вопрос, собственно, не в том, согласен кто-то со мной или нет, а в том, что у меня оно вот так вот.
переживи это

а еще

я сейчас расскажу вам, что у меня в холодильнике

в морозилке - два торта и один пирог яблочный, упаковка слоеного теста, кило маргарина для выпечки, замороженные какие-то ягодки, грамм двести сырых маленьких осьминогов, много льда для бара.
на верхней полке - упаковка магерштуфе. это такой творог не творог, типа чудо-творожка что ли, фигня, короче. но обычного творога тут нет, а сама сделать я все забываю. масло в масленке. крошево от суперзрелого сыра олд амстердамер. банка сладкой каштановой пасты для блинов, большая банка консервированной окры. упаковка сладкого манного пудинга.
на второй полке - полдыни в целлофановой пленке, вторая половина дыни там же, но в порезанном виде и в контейнере для готовой еды. мне нравятся эти оранжевые канталупские дыни, мне нравится вычерпывать из них семечки ложкой. семечки чвакают, как кишки, и обессиленной лентой вываливаются в ведро. один малосольный огурец в рассоле, никак не найдутся смелые съесть. полкило свежего фарша системы "свинья-корова". турецкий сыр из козьего-овечьего-коровьего молока в рассоле с мелиссой. две вареные кукурузины, разломанные пополам. остатки вареной картошки от ужина. кефир "Kalinka".
на нижней полке - полуободранная голова салата лолло россо, бутылок пять пива, помидор, два цуккини.
в выдвижном ящике для овощей и хвощей - апельсины, яблоки, один желтый болгарский перец, две головки чеснока.
на дверце - две банки вишневого варенья (из разных сортов вишни), баварская горчица, витаминный компот, две пачки сока, пакет молока, огнетушитель со сливками.

звучит обширно, а жрать, как всегда, нечего.
переживи это

флот плоти

забабахала (по-другому как-то и не скажешь) кастрюлищу (тоже не скажешь по-другому) макарон по-флотски. правда, это имитация - мясо я не обдирала с суповых костей и не крутила в мясорубке, а просто пожарила свежий фарш из магазина. макароны буржуйского какого-то флота, чистовымытого в солнечных водах, на безмятежном приколе. но вкусно все равно.

вспомнила, что чувство безотчетной тревоги вызывают у меня люди, режущие овощи в салат мелко. чего они скрупулезничают-то? глядь, листики петрушки с веточек обдирают. это же не салат, это каша какая-то. по мне так помидор - на две части, луковицу - на четвертинки, огурец вообще так поломать можно. некоторые чистят его, огурец-то. может, они еще и моют все непременно? и едят салат ножом и вилкой? бросайте вы, дорогие, этот метросексуализм, переходите на тракторосексуализм. ешьте кукурузу вместе с кочерыжками.

в магазине комиксов на Штайнторе сегодня какой-то автор подписывал свои комиксовые книжки. по этому случаю кругом там кишели всякие ряженые фанаты - девочка-амидала, девочка-кролик, девочка-эльф, девочка-фигня какая-то. а я сразу подумала почему-то и сказала: С.А, давай пересмотрим "Звездные войны" прямо все и прямо с начала. он говорит: давай, только ты какое начало имеешь в виду? я мучительно решила, что все-таки начало - это с четвертой серии. потому что по понятным причинам первые три я помню отлично.

вытирала пыль на кухонных шкафах сверху и, помимо коробок с сигарами, потерянных компакт-дисков и лепестков с давным-давно выброшенных роз, нашла свечки 2 и 6, оставшиеся от праздничного торта С.А. то есть лежат они там с сентября прошлого года. чего скрывать - хозяйка я не фанатичная. не люблю грязную посуду, голову, обувь и ванну, а на все остальное мне более-менее наплевать. так вот, нашла эти свечки, повертела в руках и сунула в один из подсвечников на балконе. у нас на балконе освещения нет, хотя есть розетка и при желании в нее можно было бы воткнуть какой-нибудь бра. но тогда не во что будет втыкать гриль и вообще сейчас розетку закрываю два розовых куста. цветут, кстати. желтый и розовый. так вот, электрического освещения нет, и мы освещаем балкон свечками, которых там много очень, на всех свободных поверхностях стоят, и даже в ящики с цветами ставлю иногда, в особо торжественных случаях. вот, в одном из этих многочисленных корыт с парафином стоят теперь 26. буду смотреть на них вечерами и видеть, как оплывает и тает мое единственное двадцатишестилетие, ничем особо не запомнившееся, кроме одной вещи. нет, двух.
точно, двух.

хотела сегодня еще огурцов купить замалосолить - и забыла. зато купила платье и впала в ступор, выбирая к нему серьги. так и не выбрала между кругленькими с серебром и длинненькими с золотом. обычное для меня дело.

мама сказала, в Волгограде вчера было плюс 48. мама. сказала.

пост получился про огурцы и розы.
какой ужас

(no subject)

то, что в мое отсутствие на балконе из семян космеи и адонисовых роз выросла злая, как колдунья Бастинда, крапива, я не могу объяснить ничем, кроме собственного характера.
переживи это

хома хомини

настоящий торговец - он как Вий. если только встретишься с ним глазами - спасенья не будет: обовьет, утянет, оглушит, всучит. не смотри выше прилавка, не смотри; огурцы - это зеленый, значит проходи, лимоны - жди, помидоры - стой и ориентируйся на перекрестке по пучкам редиски и сбитым яблочным бокам.
сегодня суббота, и утром мы берем корзинку и идем, чтобы на опасной автомобильной развилке с пучком противоречивых светофоров на столбе, слиться с толпой жаждущих и целеустремленных. у легкомысленных в руках тоже корзинки, но все же не такие легкомысленные, как у нас (из выбеленного прута с оборками в красно-белую клетку). серьезные катят за собой погромыхивающие на мостовой тролли - сумки на колесиках. говорят, тролли - удел жителей Восточной Германии, небогатых пенсионеров и эмигрантов. в первый год здесь у нас была тролли. я подобрала ее на помойке. сейчас я размахиваю пустой корзинкой, мне не страшен серый волк. я свободный субботний человек - только выбираю, не плачу.
я выбираю виноград, который пробую до оскомины. овощи и травы. смотрю в зубы карасю. путаю ревень с щавелем. нюхаю пучок гиацинтов. я здесь совсем не боюсь и не робею. мне нравится, что они кричат и зазывают. мне нравится, что кричат они громко. мне нравятся их повторяющиеся прибаутки и якобы подаренные граммы перевеса. это цирк, это лотерея, тут не дают минуту на подумать. главное - не смотри в глаза и не стой на месте. толкайся, рявкай, хватай - только не стой и не смотри.
это место для смуглых и черноглазых. коренные голубоватые на просвет бабушки топчутся в полупустых центральных рядах и поглядывают с досадой, покупатели их гарантированно беспестицидного лука - только такие же нечастые коренные. давка, жизнь и уношение коробками - на периферии, там неизвестно где выросшие апельсины прямо из рукава не перестающего ни на секунду голосить торговца сыплются на весы.
потому что базар сильнее рынка.
переживи это

хлорки, - простонал умирающий, - хлорки!

по какой-то мистической причине прочитала целиком заметку "заядлого путешественника" О. Матвейчева в сетевом издании "Интернет против телевизора". здоровый такой ничем не замутненный опричный пафос, мне безусловно радостно за Матвейчева. в Белефельде (так написано), жить, говорит, нельзя. в Канаде руки моют в заткнутой раковине. во Франции справляют нужду прямо посреди Лувра. скоро все умрут, а русские останутся, потому что любят чистоту, привыкли к морозу и проводят время, играя в футбол ногами, а не в плейстейшн мозгом.

за Матвейчева мне радостно, а за себя грустно. потому что я правда затыкаю раковину. (вот получите пару раз счет за воду и свет на полтыщи евро - еще не то заткнете). правда, посуду потом споласкиваю под проточной водой. но вообще веду себя в хозяйстве так, что многие, наверное, удивились бы. папа мой, к примеру, все время очень искренне смеется, когда я выключаю свет, выходя из комнаты, и бурно радуюсь самим по себе теплым батареям. или с необъяснимым наслаждением кладу в стиральную машинку одни небольшие штаны. вот что называется - мы вас научим Родину любить.
как же ее не любить, когда там можно в ванне хоть каждый день плавать.

однажды, лет много назад, к моей одногруппнице Лене М. приехала в гости тетя, перебравшаяся в ФРГ на ПМЖ. и Лена делилась впечатлениями от общения с родственницей: "тетя говорит, что немцы очень любят собак, все время с ними гуляют, получают на них пособия. а еще немцы экономят воду". тут Лена сделала паузу. и продолжила: "не хочу я в эту Германию. выйдешь на улицу, сразу наступишь в собачье дерьмо, а тебе и воды не дадут ногу помыть".
переживи это

(no subject)

пошла за почтой и внезапно обнаружила (не спрашивайте, какая связь между почтовыми ящиками внизу и крышей), что в нашем доме есть здоровенный чердак, просторный как ангар и светлый как светлый ангар.
и все сообразительные жильцы сушат там белье.
меня еще как-то смущало, что в квартплате есть раздел "обслуживание места для сушки белья".
это изменит всю мою жизнь.

я вот что еще думаю - там же можно пить.